добавлен в корзину

Дима Родионов: «Шрифт — это практически и наука, и религия»

Как выбрать шрифт для бренда, откуда узнавать о новых шрифтах, что надоело в кинетической типографике, почему так важны пластиковые отходы — об этом (и не только) поговорили с Димой Родионовым, который вел наш инстаграм в феврале

16 июля 2020 г.

Дима, вы любите пластик?

Это каверзный вопрос, потому что пластик — это guilty pleasure: он красивый и очень практичный, но вредный. Наша цивилизация сейчас попала в ловушку: много модных штук делают из самого дешевого пластика. Получается забавно, но в то же время это страшно.

Мы, кажется, наблюдаем такую тенденцию: пока передовая часть мира движется в сторону всякого био-эко, эстетика в графическом дизайне, наоборот, смещается к пластику и химии.

Согласен. Дизайнеры лет десять назад наигрались с био-эко, когда была эпоха всего крафтового, а теперь происходит небольшой откат. Но, думаю, это временно: все наиграются с прозрачностью и разноцветной фольгой и это тоже всё уйдёт.

Вы много занимаетесь кинетической типографикой?

В целом да. Я преподаю курс кинетической типографики на Bang Bang Education, но я не занимаюсь кинетической типографикой в её классическом понимании. Сейчас всем уже не интересно смотреть, как шрифт по кругу крутится. Даже именитые ребята типа Никиты Изиева, у которого больше 50 000 подписчиков, двигаются в сторону чего-то более визуально богатого. Например, Митч Паоне, который делал для студии Klim промоушен шрифта Söhne. Он просто брал физические объекты, какие-то буквы из бумаги, и сжигал их или рисовал их краской, а потом растворителем прыскал. То есть очень активное движение куда-то в сторону, когда хочется обязательно чего-то ещё добавить. Я, например, в одном текущем проекте использую хроматические аберрации и искажения.




Сейчас в дизайне всё больше движения. Это как-то влияет на шрифтовой дизайн?

Тяжело представить себе, как это может изменить шрифт, кроме как, например, в той же пресловутой вариативности, которая, как только появилась, сразу прижилась во всей анимации. Любой вариативный шрифт сразу анимированный. У всех вариативных шрифтов есть один и тот же пресет, когда они волной меняют жирность. А вот на пластику самих шрифтов влияет всё что угодно. Сейчас вообще взрыв в типографике происходит по всем направлениям: и в сторону поиска форм знаков, и в сторону поиска общего видения. Настолько разные тенденции развития у шрифтового дизайна, что влияние исключительно моушен-дизайна выделить нельзя.

Вы что-то специальное объясняете своим студентам про шрифт, когда преподаёте кинетическую типографику?

На самом деле есть парочка каких-то готовых приёмов. Например, если взять какой-то очень жирный и плотный шрифт — неважно даже, гротеск или антикву, — они набирают массу и хорошо работают с формой. Но в целом в кинетической типографике шрифты могут быть разные — и лучше, если они будут такими. Я, например, стараюсь больше промоутировать антикву среди студентов. Потому что, если зайти и посмотреть, что другие ребята делают в кинетической типографике, то это всегда какой-то бланковый гротеск. И немного жалко, что люди совсем не думают, когда выбирают шрифт. Ведь здесь можно сделать ещё один творческий шаг и подумать, как шрифт вообще работает с концепцией. В принципе я в любой работе стараюсь значительное внимание уделять соответствию концепции. Изначально задаю студентам тему проекта, а они должны мне рассказать своё видение: как с этой темой согласуются выбор шрифта или выбор специфики движения, изингов и подобных вещей, из чего складывается общая картина.



Расскажите про своих студентов. Кто они и откуда приходят?

Это очень разные ребята, с совершенно разным бэкграундом: есть фрилансеры, есть из «Яндекса» и из небольших студий. Кто-то лучше подготовлен, кто-то хуже. Но в целом мой курс заточен на освоение Cinema 4D как основного инструмента, а его практически никто из них не знает, так что уровень получается начальный и результаты у всех очень разные. Но хочется верить, что за этот курс у них происходит довольно большой прогресс.

Именно в Cinema 4D или в типографике тоже?

В типографике тоже, но не в понимании шрифта как такового, потому что за короткий курс, к сожалению, не получается дать такой сложный предмет, как шрифт. Шрифт — это практически и наука, и религия: там столько разных моментов и тем. Я на курсе стараюсь им дать какие-то основные направления, куда можно смотреть. Я говорю, что если вы не разбираетесь в шрифте, то вы не сможете сами его выбрать, просто зайдя на MyFonts или другую платформу. Когда совсем нет опыта, полезно смотреть на какие-то личности и студии, которые могут стать для вас авторитетными источниками.

У дизайнеров со средней типографической подготовкой есть какой-то общий алгоритм для выбора шрифта? Как они ищут?

Если дизайнер не в самом начале карьеры, а более-менее что-то симпатичное уже умеет делать, то он часто смотрит в сторону каких-то весёлых промо-площадок типа FutureFonts и ECAL Typefaces. Type.today, кстати, плюс-минус все знают.


Шоурил Димы Родионова



Шоурил студентов курса Димы Родионова


А сами вы как выбираете?

Я вообще немного фрик-коллекционер: у меня есть вкладка в браузере, где заложено 40–50 шрифтовых студий, которые мне чем-то нравятся и за которыми я слежу — иногда в инстаграме, иногда просто захожу на сайты. В шрифтовом дизайне большую роль играет личность автора, поэтому это самый удобный для меня способ следить за тем, что происходит. А площадки с разными авторами вроде FutureFonts или type.today — это удобные штуки, но я ими пользуюсь, скорее, в виде исключения.

Назовите несколько любимых авторов.

Если среди русских, то это, наверное, Гаянэ Багдасарян из Brownfox и Маша Дореули из Contrast Foundry. Они очень педантично подходят к процессу работы и к качеству шрифта на выходе — прямо очень крутой результат получается. Они, конечно, не очень быстро делают, и в этом смысле они уступают Роману Горницкому, который Temporary State. У него крутые формы и свежий взгляд, но видно, что шрифты сделаны быстрее, чем у той же Дореули. Она очень долго делала William, он великолепный. Если из иностранных, то есть, например, те же Klim, они молодцы, есть классные Sharp, у меня куплена парочка их шрифтов, или Black Foundry, их Grtsk прямо вообще супер, очень красивый. Pangram Pangram прикольные тоже. Безусловно, Commercial Type тоже хороши. Мне очень нравится их проект Commercial Classics, он расширяет палитру, которая у нас есть. Сейчас есть такая история, что все уже сделали бланковые шрифты: есть уйма геометрических гротесков, есть куча новостильных антикв. И все такие: «Окей, можно теперь и что-то акцидентное сделать». Прямо очень активный вектор наметился. Кстати говоря, к слову о векторах. Мне кажется, ещё одно актуальное направление — это такие гротески а-ля американские готики начала ХХ века. В их деталях и несовершенствах ищут формы для современного шрифта. Но всё же акциденция сейчас активнее развивается.

То есть тенденция к разнообразию акциденции и к американским готикам?

Прямо сейчас да. И более глобальная тенденция — наверное, антиквы. Их больше становится в работах дизайнеров. Например, в вебе начинают использовать гораздо чаще, чем пять лет назад.

Как у вас появилось такое пристальное внимание к шрифту? Где вы учились?

Сначала я учился в Полиграфе, но, правда, специальность у меня была не совсем правильная — называлась «информационные технологии в дизайне». Поэтому я там что-то получил, но немного. После этого я понял, что ничего не знаю про шрифт и пришёл в «Британку» к Илье Рудерману. Отучился там, даже рисовал какие-то шрифты, но в тот момент я довольно плохо представлял себе, как это всё работает. Сейчас, когда уже есть опыт в нормальных студиях, как-то по-другому смотришь на то, как шрифты работают в брендинге и вообще в макетах. Теперь, кажется, у меня появилось понимание, что нужно и что удобно использовать.

Вы сейчас работаете в агентстве ONY?

Да, я отвечаю в основном за CG — компьютерную графику.

Как это работает? К вам приходит какой-то бренд и вы придумываете, как он оживёт?

По-разному, мы агентство с мультидисциплинарным подходом, и обычно к нам клиент приходит за разработкой бренда целиком. Сначала мы разрабатываем стратегию, чтобы нам было на чём основываться, когда мы обсуждаем результаты. В ходе брендинга мы пытаемся применять как можно больше моушена, CG и подобных вещей — не для того, чтобы впечатлить клиента, сегодня это интегрированная в процесс разработки история: современный брендинг не живёт без движения. Это раньше не было сайтов, можно было напечатать логотип и всё работало, а сейчас сайты движутся. Сразу возникает вопрос, как же бренд должен жить в движении. Кроме того, мы часто из 3D и моушена выводим саму концепцию. Например, у нас есть какая-то метафора поворота карточек. Мы их повернули в 3D определённым образом, а потом это всё переходит уже в иллюстратор и в какие-то плоские форматы. То есть мы это, естественно, как-то адаптируем, но сама идея часто рождается именно в 3D.

Хочется влезть в вашу кухню: как устроена команда? как построена работа над проектом? сколько людей и у кого какие роли?

Вообще сейчас в ONY порядка 60 человек, но это несколько подразделений. Довольно большое подразделение — это стратегия. Изначально проекты проходят через исследование и стратегию, а потом попадают либо в отдел диджитала, либо в брендинг. Если это сайт, то, естественно, основную работу будет делать диджитал-подразделение. Если это брендинг, то мы. Случаются и большие комплексные проекты на все отделы. В брендинге сейчас около 15 человек, включая несколько интернов. Получается, мы с Андреем Жандаровым, еще одним арт-директором и Сережей Лавриненко, нашим креативным директором, отвечаем за CG, но на самом деле много кто умеет анимировать и рендерить, и даже шрифты делать. Возвращаясь к процессу, когда заказ попадает в брендинг, мы делаем этап концептинга, клиент возвращается потом со своим выбором, мы его развиваем и донасыщаем.

А как вы придумываете? Это какие-то совместные брейнштормы или у каждого проекта есть ведущий?

Обычно есть команды какие-то: пятнадцать человек не делают один и тот же проект, они делятся на разные проектные группы, внутри которых есть более опытные и менее опытные дизайнеры с разной специализацией. И в зависимости от специфики проекта можно кого-нибудь подключать — например, нас или шрифтовиков.

Как в вашей повседневной работе проходит работа со шрифтом?

Мы подбираем шрифт, исходя из задач. У брендинга есть определённые core value — характеристики и ценности, которые нужно отразить. Исходя из них мы начинаем думать, какие могут быть шрифты. Если технологическая компания, то явно выбор будет падать на технологичные шрифты — более простые в своей конструкции, менее витиеватые, без исторического привкуса. Если это музейная институция, то мы, например, попробуем поставить очень чистый неогротеск или супераккуратную антикву, но в ней может всё же быть какая-то историческая изюминка. Мы стараемся не выбирать одно и то же. Последнее время вообще стараемся делать шрифты под проекты. Это ещё точнее получается, чем подбирать. Мы не пытаемся делать универсальные вещи, которыми, например, можно будет книгу набирать или делать миллион разных айдентик. Не замахиваемся спроектировать новую гельветику, которую будет использовать весь мир, а скорее делаем такие вещи, которые нужны прямо здесь и сейчас — быстрый шрифт, но очень точный. Или, например, у нас есть шрифт из одной пунктуации: мы в пару к Druk делали для банка «Открытие» тонкую линейную пунктуацию.


open Druk с кастомной тонкой пунктуацией в рекламе «Открытия»


А клиенты готовы заказывать шрифты?

Да, готовы. Мы сделали шрифты для Tinkoff, «Союзмультфильма», «Беру», других компаний. Часто это бывает ещё и экономически выгодно. Клиенту, у которого большой бизнес, покупать некоторые шрифты дорого. Проще сделать своё, хотя, наверное, не быстрее.

Расскажите про команду, которая у вас занимается шрифтами.

Основную работу по шрифту сейчас делает Костя Лукьянов. Но у нас в шрифт погружено довольно много дизайнеров. Например, Линда Косичкина прошла «Шрифтовую мастерскую» Дореули. Все стараются держать себя в тонусе и смотреть-учиться.

У вас самого есть ещё ювелирный бренд?

Да, называется Bélki. Мы с моей девушкой Мариной занимаемся им с 2016 года. У нас все украшения квадратные.



Вы сами придумываете форму и сами производите?

Да, этот проект кардинально отличается от того, что я обычно делаю. Он очень тактильный, очень настоящий. Повод выйти из экранного мира в реальную среду. Первое, что мы сделали, — это было квадратное кольцо в подарок, которое мы напечатали на 3D-принтере. Мы его подарили, потом себе напечатали. Всем понравилось, мы начали продавать через «Ламбада-маркет» и другие подобные мероприятия. В какой-то момент мы запустили производство серебряных украшений. Процесс стал сложнее, зато результаты уже совсем вечными стали. Классно, что можно свои объёмные странные идеи тестировать в материале, смотреть, как это живёт, взаимодействует, нужно это людям или нет. У нас всё очень минималистично и геометрично. Но в последнее время мы стараемся куда-то уходить в сторону экспрессивности, делать экспериментальные вещи, чтобы не конкурировать с дешевым масс-маркетом, где примерно все делают простое и геометричное.



Перейдём к нашему инстаграму. Наверняка, когда вы получили коллекцию type.today, у вас уже были свои любимые шрифты.

Это правда. Я не ставил себе цели всё попробовать. Вернее, всё обязательно опубликовать. Мне хотелось что-то делать со шрифтами, которые хочется потрогать, поработать с ними: Druk, Graphik, NWT Bоdoni, Austin. Часто просто искал наиболее контрастную пару к гротеску, поэтому выбор был понятный и очевидный. Были ещё Styrene, очень классный шрифт, и Halvar как альтернатива тому же Druk — получалось хорошо разнообразить. Amalta была, да. Она очень красивая, но её можно поставить не очень часто, она слишком запоминающаяся. Если это не все, то почти все шрифты, что я использовал за месяц.


Druk, Graphik


Halvar, NWT Bodoni


Austin


Amalta


У вас была единая концепция на весь месяц. Почему мусор?

Он красивый очень. Его понятно, как рендерить, — то есть с технической точки зрения сразу было ясно, что здесь можно сделать. Кроме того, это очень актуальная тема. Хочется привлекать к ней больше внимания. Я часто обедаю в баре «Стрелка», у нас офис рядом, и когда я десерт с собой заказываю, то мне кладут маленький десерт в огромный пластиковый контейнер, я с ним иду сто метров и выкидываю. Это настолько абсурдно.

Это ваш первый проект про экологию?

Да, первый. Но надо говорить о подобных вещах. Например, на фестиваль DEMO, который проходил в Амстердаме, я делал такую кинетическую типографику про русскую любовь к заборам. Это тоже болезненная тема — что у нас любят всё закрыть, спрятать, поставить забор какой-нибудь некрасивый.



Возвращаясь к экологии: я изначально придумал себе список объектов, которые пластиковые, красивые и их можно хорошо показать. Потом я подумал о том, что можно внутри этой темы дать. Это разные типы пластика. Это производство, какие-то формы для молдинга, куда впрыскивается пластик, чтобы он принял форму изделия. Они сами по себе очень симпатичные. Потом я сделал несколько странных вещей типа пластикового стула в пластиковой же упаковке, которые говорят про абсурдность ситуации с пластиком. Или, например, рака-отшельника, который живёт в пластиковом стакане.



Как вы провели этот месяц? Вы действительно делали в день по картинке?

Как и многие, я старался делать заготовки, но ничего не получилось. И приходилось по вечерам садиться и что-то рисовать. Получился интересный челлендж, когда нужно было быстро сделать готовый результат, который будет интересен кому-то, кроме меня самого. Здесь есть грань, когда нужно сделать быстро, красиво и одновременно на тему. Быстро производить интересные графические вещи и при этом находить что-то новое. Я получил большой опыт. Я не знал, как это всё обернётся, но по факту я понял, что предприятие было неплохое.

А отклик совпадал с вашими ощущениями?

Не всегда. Почти никогда, если честно. Я понял, что часто работают либо очень крутые тридэшки — когда люди видят, что это сложно, не понятно, как сделано, но выглядит интересно, — либо самая простая графика. У меня был пост со стрелочками, где просто стрелочки и десять букв, но людям он очень понравился: ничего нет, очень понятно, небольшая фишка в форме стрелок. Когда графическая мысль закончена, людям нравится.

Какая ваша любимая работа?

Кажется, последняя. Как мне сказали, супрематическая композиция получается из мусора. Гора мусора, которая смотрится сама по себе на определённом отдалении как нечто законченное, как арт-объект. А на самом деле это гора мусора. Смешно получилось.


Упомянутые шрифты