добавлен в корзину

Влад Бойко: «Слишком много картинок и мало объектов»

Ведущий нашего инстаграма в апреле — о польском дизайне, самоорганизации и всевозможных растениях

23 сент. 2021 г.

Влад, расскажи о себе.

Сам я из Украины, из Чернигова, сейчас учусь в Варшаве на факультете медиаискусств. Звучит не особо понятно, но на самом деле это смесь всего — дизайна, анимации, фотографии, звукозаписи, разработки игр, мультимедиа. Я заканчиваю последний курс и всё ещё не понимаю, что буду делать дальше, — пребываю в постоянном поиске. Сейчас в основном занимаюсь графическим дизайном. Последнее время меня стали интересовать типографика и шрифтовой дизайн — так я напал на след type.today.

Почему ты выбрал Варшаву и именно этот факультет?

Это произошло достаточно спонтанно. Я занимался преимущественно музыкой и понятия не имел, что свяжусь с чем-то визуальным. Знал только, что хочу изучать что-то творческое. В Украине я не нашёл интересных вариантов, поэтому взгляд пал на Варшаву — это не очень далеко. Я поступил в Польско-японскую академию, где была возможность попробовать разное и потом уже решить, куда двигаться. Заодно получилось выйти из зоны комфорта — попал в другую страну, в абсолютно другое окружение.

Польское и японское — интересное сочетание…

Академия была основана совместно с какими-то японскими спонсорами. Кроме пары предметов и редких мероприятий, ничего специально японского там нет. Но звучит пафосно, и, возможно, это привлекает часть студентов. Сейчас — на последнем семестре — могу сказать, что это был неплохой опыт. Вначале точно было здорово: нам давали понемногу всего, благодаря чему сложилось впечатление, что вообще бывает и как всё работает в разных сферах. Однако потом я уже определился, что хочу углублённо изучать графический и моушен-дизайн, а подход к программе не поменялся — из десятка предметов нравились один-два, а остальные просто нужно было сдавать.


22 Прототип новой айдентики Польско-японской академии


23 Зин об аварии на Чернобыльской АЭС


После окончания попытаешься остаться за границей, вернёшься в Чернигов или, может быть, поедешь в Киев?

Если говорить о ближайшем будущем, то я точно не хочу возвращаться. Клёво, что околодизайнерская сфера в Украине начинает развиваться — появляются новые учебные заведения, новые ребята, — однако я не чувствую достаточно энергии и сил, чтобы присоединиться к ним и начать всё это поднимать. И я пока не понимаю, хочу ли я продолжать образование и каким оно должно быть. Пока планирую в ближайший год остаться здесь, поработать ещё и получить больше опыта. Сейчас в своей работе я ощущаю какой-то недостаток физического и настоящего: я делаю слишком много картинок и мало объектов. Когда создаёшь что-то, что можно потрогать, появляется более серьёзная привязанность к тому, что делаешь. Полгода назад я устроился ассистентом в мастерскую шелкографии, и это было удачное решение: я однозначно получаю эмоциональную зарядку от того, что я там делаю. Обычно процесс такой: либо к нам приходят художники или дизайнеры, либо мы выходим на кого-то, кто делает интересные штуки, отбираем работы, выпускаем тираж принтов, и потом он продаётся в нашем магазине. Это очень интересно, потому что когда печатаешь работу другого человека — а это процесс длительный, — ты отчасти начинаешь думать, как он: ты долго рассматриваешь его работы и начинаешь их проецировать на себя. Почему он нарисовал это так, а не по-другому? А как бы я это делал? В этом есть что-то медитативное.

А как называется мастерская?

Kwiaciarnia Grafiki — если дословно перевести с польского, «Цветочный магазин графики». Ребята, которые это начали, повёрнуты на цветах и растительной тематике. Наш магазин — будто цветочная лавка, в которой мы вместо цветов продаём разноцветные и не только разноцветные артефакты. Эта концепция повлияла и на выбор темы для инстаграма type.today.

У тебя есть свои работы или ты только работаешь печатником?

Я начал печатать свои вещи, но пока не для продажи, только для себя. Мы сразу договорились, что когда у меня есть время, я могу приходить и использовать материалы, краски, бумагу и рабочее пространство, чтобы пробовать печатать разное, просто экспериментировать. Сначала я сделал несколько плакатов и открыток, но со временем работ стало больше. Мы решили в ближайшем будущем оформить небольшую выставку, чтобы показать результаты этой моей практики.



Какие в Польше есть возможности для иностранного дизайнера? Можно интегрироваться в местную дизайн-среду и получать заказы?

Как и везде, не всегда это зависит от того, насколько крутые штуки ты делаешь. По большей части это решается знакомствами и связями — кто готов тебя посоветовать или поручить заказ. Только на третьем году моего пребывания здесь начинает что-то получаться. Очень пригодилось бы умение продвигать себя и показывать свои работы при любой возможности. У меня такого навыка не было — надо было избавиться от внутренней скованности, набраться уверенности. Но когда ты уже знаешь кого-то, у тебя — что тоже очень важно — есть языковые навыки и люди видят, что ты делаешь классные штуки, то получить заказы несложно. Знакомства и знания постепенно связываются в паутину, которая потом начинает работать на тебя. Другой момент — вопрос легализации: у меня заканчивается студенческая виза, и мне нужны не отдельные заказы, а постоянный контракт как повод остаться в стране. Но в большинстве местных студий дизайнеры работают как фрилансеры. Нужно будет очень постараться, чтобы найти что-то подходящее. К сожалению, в Польше достаточно кошмарят бюрократией: здесь нелегко получить вид на жительство — придётся побегать и ещё не факт, что в итоге дадут.

Мы мало знаем про польский дизайн сегодня. Можешь рассказать, что там происходит?

Если говорить про польский дизайн, сразу приходит в голову школа плаката второй половины XX века. И польские графические дизайнеры по большей части гордятся тем, что они польские. Мне кажется, что дизайнеры — вообще люди достаточно самовлюблённые, потому что мы любим преувеличивать значение того, что делаем. А в Польше есть такой момент патриотизма, гордости за то, что ты, возможно, далёкий, но наследник той прославленной школы.



А что-то осталось от неё?

Осталось, и сегодня польские дизайнеры, как и многие сейчас, задумываются о своей визуальной идентичности. Что делает польский дизайн польским? Чем он отличается от немецкого или швейцарского? Очень многие здесь цепляются за остатки культуры старого польского дизайна, делают что-то в подобной эстетике. Это немного печальное зрелище, потому что видно, что вся эта культура постепенно умирает и каких-то новых интересных вещей не появляется, а те, что возникают, — это больше подражание тому, что было когда-то.

Почему так происходит?

Классические польские академии искусств — довольно консервативные учебные заведения, где до сих пор осталась система мастерских, закреплённых за преподавателями. И там мастера старой школы учат ремеслу так, как они его понимают, что в большинстве случаев слабо адаптировано под современные реалии. Выпускники таких мастерских, молодые художники и дизайнеры, часто выходят и начинают делать практически то же самое. Вместо того чтобы перенять какие-то визуальные приёмы или настроение, они воспринимают ранее созданные работы как буквальную инструкцию, что надо делать. Возможно, им не хватает более обширного взгляда на вещи. Эти попытки сохранить что-то специфически польское выглядят не слишком выгодно даже на фоне простого копирования каких-то модных западных образцов. С другой стороны, репутация польского графического дизайна ещё жива, здесь много классных конкурсов, конференций и выставок, некоторые из них — с историей и традициями. Там порой происходят интересные вещи, ребята общаются и делают классные штуки.



Можешь назвать какие-то имена, которые тебе нравятся?

Например, Ян Байтлик, который преподавал у нас. Он закончил академию искусств как классический плакатный дизайнер, а сегодня работает в Париже для модного дома Hermès, придумывает принты, делает всякие аксессуары. Есть Эдгар Бонк, который занимается типографикой, и у него студия, где он делает разные культурные проекты, в основном с акцентом на шрифты и на леттеринг. Есть достаточно молодая студия Laïc, которая собирает в своём магазине экспериментальные шрифты. Не всё мне у них нравится, но это одна из самых свежих студий, и у них уже много наград. Есть достаточно мощное комьюнити плакатных дизайнеров: Кшиштоф Иваньский, Якуб Езерский, Ян Байтлик, Марцин Владыка.




Какими шрифтами ты сам пользуешься в работе? Есть любимые?

У меня нет явных предпочтений по типам шрифтов или среди шрифтовых студий, я просто подбираю шрифты, которые подходят под конкретные истории. Однако я заметил, что в последнее время стал меньше использовать кириллицу — и в дизайне, и в повседневной жизни. Меня это огорчает, поэтому я стал уделять отдельное внимание поиску интересных кириллических шрифтов. Всё-таки хороших латинских шрифтов больше, и найти их проще. Я люблю всякие экспериментальные, очень акцидентные вещи, которые, возможно, не везде подойдут, но зато они дают сложные эмоции и настроения. Кроме того, я сделал несколько своих шрифтов, которые потом пытался использовать. Хотя я не шрифтовой дизайнер и делал их на любительском уровне, в основном на голой интуиции.


20 21 Шрифт Paneli


Rimma?

Да, это последний из них. Мы сделали его вместе с Лёшей Пушкарёвым под конкретный проект — айдентику для строительной компании, которая занимается бетонными конструкциями. Сам шрифт был вдохновлён этой темой, поэтому буквы там такие грубые, тяжёлые, монументальные, а пунктуация — тоненькая, как металлическая сетка, на которую этот бетон заливается. О нём даже написал польский журнал NN6T, «Вестник на шесть недель» — это такой дайджест о современной польской культуре и дизайне, который выходит раз в полтора месяца и распространяется бесплатно в разных заведениях. Нашему шрифту там уделили несколько страниц. Было приятно, потому что обычно они пишут только про польских шрифтовых дизайнеров и про более этнические вещи. А у нас даже не было польских букв и диакритики на тот момент.


15 16 Rimma в журнале NN6T


У тебя в инстаграме стоит ссылка на «Самоорганизацию». Что это такое?

Это такое сообщество, в котором я участвую около года. Коллектив дизайнеров, где собраны десятки ребят из России, Украины и прочего постсоветского пространства. Мы там занимаемся разными историями, связанными с плакатами, типографикой и айдентикой, чтобы продвигать наше видение, без акцента на коммерцию и финансовый успех. То есть это не студия. У нас нет арт-директора или человека, который всех организует и контролирует. Каждый может предложить свою идею, а остальные подхватят и помогут в реализации.

Это коммерческие заказы или чистое искусство?

В основном искусство, хотя иногда приходят и коммерческие истории — если кому-то из нас прилетает заказ, который удобней сделать вместе. Но большинство вещей делаются на чистой инициативе. Например, джаз-клуб обращается и говорит: «У нас есть две стены — сделайте нам постеры к ивенту». И мы делаем.

Несколько десятков человек делают одну работу?

В случае с постерами мы выпускаем несколько плакатов, соблюдая какие-то заданные условия, чтобы всё выглядело как серия, — какая-то ограниченная цветовая гамма или обязательная форма. Необязательно, чтобы все в этом участвовали — принимает участие тот, кто хочет. Либо каждый делает по одному плакату, либо ребята делают отдельные слои, которые мы потом совмещаем.


36 плакатов участников «Самоорганизации»


Ещё одна твоя ссылка — на проект «33+ дня кириллицы».

Это флешмоб, альтернатива 36 Days of Type — с абсолютно такой же концепцией: художники, иллюстраторы и дизайнеры каждый день рисуют по одной букве. Просто в алфавитном порядке. Иногда даже не рисуют, а фотографируют, например, всякие предметы в городе, которые по форме складываются в буквы. Каждый, кто хочет, может принять участие. Я участвовал в 36 Days of Type, и тогда закончить все символы было достаточно сложно — нужно было каждый день себя напрягать, что-то делать, придумывать, рисовать, скетчить. Приходилось часто проходить через осознание того, что тебе не нравится то, что ты сделал, и потом — либо переделывать, либо смиряться с тем, что ты уже вчера запостил. Очень интересный опыт. У меня получилось закончить всю серию, хотя я не ожидал, что выйдет. Потом я обнаружил, что у меня лежит огромная стопка набросков — я их пересмотрел, изучил и понял, что там реально были очень интересные вещи, каждую из которых можно было бы развить в отдельный шрифт. Но, понятное дело, это ещё нужно заставить себя сделать.


«33+ дня» — такой же ивент, только с кириллицей. Это было прикольно, потому что мне нравится рисовать кириллические знаки.

То есть ты готов вписываться в такие ежедневные заплывы по месяцу?

Да, я человек, который в такие движи очень легко прыгает, а потом в процессе начинает жалеть, что он это сделал, потому что голова начинает постепенно пустеть, идеи заканчиваются, а делать-то надо. Но если ты с этим справляешься, то в конце приходит огромное чувство удовлетворения: «Йес, я сделал это!» Хотя я часто вписываюсь в слишком много проектов. Каждый раз говорю себе, что нужно брать поменьше, но потом набираю по самое горло.

Самое время перейти к нашему инстаграму. Расскажи побольше про концепцию, помимо того что она связана с твоей работой в мастерской. Почему именно мёртвые растения?

Я долго пытался придумать тему, возился с ней. Мне гораздо легче что-то делать, когда я придумываю какую-то легенду для того, что я делаю. Да, такой ботанической она, наверное, получилась из-за мастерской, где всё фонит растениями, — там везде цветы стоят. К тому же это был апрель — я подумал, что всё начнёт зеленеть наконец-то, а как же насчёт тех растений, которые…



Не будут цвести больше…

Грустно! Я нашёл в гугле списки растений, объявленных вымершими, и решил взяться за эту тему. Потом я придумал делать всё в моушен-дизайне, потому что мне нравится, когда что-то двигается, а в прошлых месяцах было не так много анимации. Только позже я осознал, что делать это каждый день непросто — занимает больше времени, чем просто картинка. И наконец пришла мысль обыграть всё как телепередачу: делать перебивки, какие-то шумы, будто идёт потеря сигнала, или экстренные перерывы на выпуск новостей. В какой-то момент мне уже показалось, что, возможно, я слишком много смыслов навалил в одну концепцию, но месяц уже начался и сдавать назад было поздно. Решил просто делать, как нравится, и всё. Но это был клёвый опыт работы в интенсивном графике — я извлёк для себя немало уроков.



Твой месяц в нашем инстаграме отличался по стилю и языку от работ в твоём инстаграме и на бехансе. Это было намеренно?

Да, я хотел отойти от того, что я делаю обычно. И я решил попробовать всякие альтернативные штуки, которые мне всегда хотелось. В результате оно всё вышло не очень слитным, потому что не получилось держать единый визуальный стиль, хотя обычно я этому уделяю много внимания. Но зато это дало возможность выразить себя и вылить какие-то идеи, не оглядываясь на общий стиль фида. Даже если что-то мне в итоге не понравилось, хорошо, что я попробовал — ок, не подходит, больше так не делаю. Кстати, про удачность картинок. С одной стороны, были те, которые нравились мне, а были те, которые удачно зашли по отклику. И зачастую те, которые получили больше всего лайков, — это те, на которые я потратил меньше всего времени. Что забавно…

Изменил своё отношение к коллекции в процессе работы? Открыл для себя новые шрифты?

Открыл много нового. Мне почему-то казалось, что коллекция меньше, чем она есть на самом деле. Я до этого просто листал сайт, и у меня сложилось впечатление, что там всё очень сдержанно, нет какой-то акциденции, как я люблю, и шрифтов вообще не так много. Но когда я получил весь огромный набор и стал смотреть, что там есть, у меня начали разбегаться глаза. Я даже немного растерялся… Например, когда я открыл Lurk и увидел, как там много скрыто альтернативных знаков в разных начертаниях, это был как маленький подарок на Новый год.



Мне очень понравились гротески — хотя большинство из них похожи между собой, но было очень интересно вытягивать всякие маленькие отличия в характере: Factor A очень классный, с Signal мне нравилось верстать простые вещи, моноширинный Menoe Grotesque… Если говорить про засечки, то Kazimir весь из себя такой изящный, особенно его более тонкие начертания. Мне показалось, что с растительными темами он очень хорошо перекликается. Spectral красивый. Dala Floda классный, очень контрастный.






Какой-нибудь не понравился?

Нет, даже не могу такой назвать. Плохих шрифтов нет, просто нужно уметь их использовать. Поэтому работать с коллекцией мне очень понравилось. Я вообще до этого никогда не работал в таких условиях, когда тебе дают доступ полностью ко всему и делай что хочешь. Понравилась такая свобода — сегодня я беру вот этот, а сегодня под это настроение подходят эти. Я научился лучше их понимать, чётче выстраивать связь между тем настроением, какое я хочу передать, и характером шрифта, который мне нужно выбрать. Ведь шрифт в значительной степени отвечает за тон твоего сообщения. В итоге этот месяц был для меня образовательным, потому что я делал всё это, скорее, для себя — и очень многое для себя смог понять.

Получается, что у тебя был тренинг по выбору шрифта?

Можно и так сказать. А, может быть, дегустация.


Влад Бойко

#typetoday042021
behance.net/vladboyko2a302
instagram.com/lad_boo/

Упомянутые шрифты