добавлен в корзину

Proto Grotesk в работе: Важные истории

Почему гротеск со странностями подходит для серьёзной журналистики расследований, как хорошая репутация приводит не самых хороших клиентов, что произошло со шрифтами и веб-дизайном за последние пять лет — рассказывает Александр Гладких (Charmer). Пока мы готовили этот материал, российские власти признали «Важные истории» действительно важными — то есть внесли в список «иностранных агентов»

31 авг. 2021 г.

sasha

Про «Прото»

«Важные истории» — небольшое независимое издание, которое специализируется на расследованиях. Ребята хотели что-то красивое и запоминающееся и дали нам абсолютную свободу — никаких чётких критериев. Несколько референсов, которые мы всё-таки получили, — зарубежные издания, разные и тематически, и с точки зрения визуального стиля. В основном эта была газетная вёрстка, никак прямо не указывающая на расследовательскую журналистику.

Тут мы подумали — почему не сделать лёгкий акцент на эстетику детектива, раскопок в тайной картотеке. Мы просмотрели много постеров шпионских фильмов и обложек шпионских книг 1960-х, 1970-х годов — от веба хотелось добиться ощущения аналоговости, выцветших цветов, почти осязаемых текстур. Потребовался моноширинный шрифт для мелких деталей, отсылающий к пишущей машинке, комфортный шрифт для чтения — и что-то запоминающееся, акцидентное, не примелькавшееся на российском рынке.

И нам попался Proto Grotesk.

«Важные истории» работают на русском языке, но некоторые материалы переводят для англоязычной версии сайта

Внутренние страницы

Он с характером. Не то чтобы неправильный — но в нём есть детали, цепляющие глаз, которые создают что-то необычное. Нам показалось, что по пластике он напоминает старые газеты, с растиснутыми краями букв — очень собранный, но дающий ощущение, как будто напечатано давно. Он очень плотно сел в заголовки, карточки и вообще прекрасно дополнил эстетику проекта. Им действительно можно набрать название старого шпионского фильма — чуть состарить и будет в точности как будто сделано в те времена.

cards

В разделе «Картотека» материалы издания сгруппированы по сюжетам

cover

Обложка одного из сюжетов «Картотеки»

Proto Grotesk во врезах

В логотипе мы захотели дать ранней цифровой эстетики — первая буква выделена как символ в программной строке при нажатии клавиши Insert. Мы пробовали набрать моноширинным шрифтом, но логотип должен был работать и в мелком, и в суперкрупном формате — в итоге там тоже стоит Proto Grotesk, но букву I мы нарисовали другую, всё-таки отсылающую к моноширинному шрифту.

Названия IStories и «Важные истории» взаимозаменяемы. При запуске на сайте использовался англоязычный логотип, а сейчас стоит русскоязычный

Картинки из соцсетей «Важных историй»

«Айсторис» дали понять, что не могут потратить много тысяч долларов на шрифты, поэтому мы взяли Proto Grotesk Regular и Bold — а IBM Plex Mono и IBM Plex Serif подобрали исходя из свободной лицензии. И ребятам всё понравилось с первого раза.

Я жутко заморочен на пиксельной сетке — а у Proto Grotesk в этом плане идеальная геометрия. С шагом четыре пикселя все кегли — и прописных, и строчных — идеально встают в сетку, да ещё так, что очень хорошо читаются. Это особенно важно в кеглях меньше 20, где каждый пункт серьёзно отличается по массе.

Единственное, что смущает в «Прото», — буква G, которая прямо ударяет по глазам. Любопытная, но хочется более конвенциональную версию. И ножка буквы R: в жирном начертании у неё прямой угол, а в регулярном штрих уходит вниз плавной дугой — это тоже цепляет глаз и может быть довольно некстати. Но для R есть альтернативные глифы, вот и для G было бы неплохо.

footer

Заглавные G и R есть на каждой странице сайта, в самом низу

alt

Альтернативные глифы R

Про повторения

Мы в «Чармере» уходим от репутации студии, которая делает сайты для СМИ — в этой нише стараемся брать только то, что может выйти необычным, где можно поэкспериментировать. С «Важными историями» так и получилось — ребята одни из самых приятных заказчиков, с которыми я работал.

Довольно много заказов на сайты медиа мы отсеиваем на этапе обращения — когда понимаем, что от нас хотят точно того же, что мы однажды сделали. Мы стараемся убедить потенциального заказчика, что им не нужна калька с сайта конкурентов, пытаемся переосмыслить продукт. И иногда это удаётся. А иногда приходится делать что-то очень рамочное — сплошные ограничения, такая работа в коробке. Как правило, это случается из-за ужасного недоверия к дизайнерам — тебя не до конца воспринимают как эксперта, не понимают, что твои предыдущие работы (которые заказчику хочется повторить) получились такими как раз потому, что дизайнера слушали. Бывают люди не готовые к диалогу.

У большинства медиа, которые к нам приходили, не было чёткой, продуманной айдентики. Каждый раз мы её придумывали заново — иногда сохраняя старый логотип. Но я не помню ни одного раза, чтобы сохранялись элементы старой графики, в том числе типографики. Она всегда меняется.

Про неогротески

У нас в студии два арт-директора — Настя Сокирко и я. Настя очень любит антикву, а я очень люблю неогротески. Пять лет назад у вас в интервью я ляпнул выражение «гельветичные шрифты» — и я по-прежнему с ними очень много работаю.

За это время гельветичных шрифтов с кириллицей стало больше — но не на порядок. Я до сих пор ищу неогротеск, который устроит меня на 100 % — во всех шрифтах есть к чему придраться. Из последнего, что я хотел бы получить в кириллице, — Helvetica Now, там есть плотные, дисплейные начертания, с правильным кернингом. Но, как понимаю, рассчитывать на это в ближайшее время не стоит.

Многие используют опенсорсные шрифты — типа Inter или Manrope, — но меня очень смущают формы нескольких знаков, заметно, что это делали не гуру шрифтового дизайна. Пять лет назад все любители неогротесков собирали проекты на Graphik — а сейчас такой же бум переживает Favorit Pro, он уже переюзан в хвост и гриву. В нём меня смущают даже не конструкции — в альтернативах можно найти и более спокойную у, и обычную g — по-моему, он слишком воздушный, его нужно дополнительно уплотнять. Пару раз мы его использовали в проектах.

Pragmatica — что-то из начала 2000-х, когда я начал заниматься дизайном. Раньше у неё не хватало веб-версии, а теперь не хватает начертаний: иногда жирное слишком жирное, а регулярное слишком тонкое, напрашивается какой-нибудь Medium или Semibold, а их просто нет. Но она до сих пор вполне приятна по пластике, удивляюсь, что это не особо признанный у нас шрифт.

kino

Pragmatica на сайте журнала «Искусство кино», дизайн студии Charmer

Suisse Int’l — он сейчас тоже везде, это хорошая рабочая лошадка, на которой всё что угодно можно собрать. Сейчас стоит у нас на сайте, до этого была «Прагматика».

goal

Suisse Int’l на сайте издания «Гол», дизайн студии Charmer

Я заметил, что у меня бывают влюблённости — когда ставишь шрифт в каждый проект и кажется, что он везде подходит. Поэтому я придумал правило, которого стараюсь придерживаться, — использовать один и тот же шрифт не чаще, чем через два проекта.

Про изменения

Кажется, что все медиа стремятся в видеоформаты — к прямой противоположности текстовому набору. Но при этом типографика всё равно приобретает… Она стала более важным и сильным инструментом. От чисто утилитарного набора, для чтения длинных текстов, мы всё больше переходим к декоративности — я говорю, например, про обилие шрифтов в современной графике.

Через шрифты дизайнеры показывают выразительность своего проекта, своего продукта — раньше этого было намного меньше. Большинство современных проектов построены не на иллюстрациях или сложных графических ходах, а именно на приёмах, связанных с типографикой. Если посмотреть на дизайн для дизайнеров, то там вовсю имитируют бумажные приёмы: абзацные отступы, более сложная вёрстка, работа с контрформами и другие средства, которых раньше не было в диджитале.

В традиционных цифровых медиа, боюсь, ничего принципиально не поменялось — как ни крути, в смартфонах мы всегда потребляем информацию линейно, в том числе когда читаем большие тексты в вебе. Нет ничего проще, чем тупо скролить вниз. Кроме того, медиа — очень консервативная среда, где любые смелые эксперименты чреваты потерей аудитории и рекламодателей, поэтому все действуют очень осторожно. Как правило, эксперименты делают издания, которые только появились. Какой-нибудь сайт Srsly — там интересные решения, которые задают новые стандарты для читателей. Читателям не с чем сравнивать, они не могут сказать: «Вот раньше Srsly был удобный, а теперь неудобный» — и это открывает большой плейграунд.

Сайт издания Srsly, дизайн студии White Russian, шрифт Favorit Pro

Если говорить не только про СМИ, а брать дизайн в целом — рынок очень сильно изменили цифровые продукты, в последние два-три года их стало очень много. Большинство дизайнеров сегодня ориентированы работать именно в продуктах. А сайты стали чем-то если не архаичным — в любом случае они нужны и будут нужны ещё некоторое время, — но точно менее популярным и денежным.

Я могу объяснить, что я имею в виду. В России малый бизнес почти полностью закрывает свои медиапотребности с помощью разного рода сервисов — например, Инстаграма. Ещё малый бизнес может нанять фрилансера, чтобы он сделал небольшой проект на Редимаге или Тильде. Эта ниша абсолютно нерентабельна для студий вроде нашей — зато здесь большой простор для начинающих дизайнеров. Можно вовсю реализовывать свои амбиции, пробовать что-то новое, делать интересные небольшие сайты.

Крупный бизнес переходит, даже почти перешёл, из веба в продукты — и нанимает дизайнеров именно на продуктовую работу. В массе своей корпорациям не нужны услуги дизайн-студий — либо нужны на не самую интересную работу, до которой не доходят руки инхауса. А средний бизнес в России практически уничтожен, здесь из заказов только разные корпоративные проекты — совсем не то место, где можно разгуляться. Остаются всё более немногочисленные медиа и госсектор — с которым многие принципиально не работают, потому что очень сложно с организационной и юридической точек зрения.

Упомянутые шрифты