добавлен в корзину
0
72px
Loos Latin, Cyrillic Extended
Thin
Parece que los gitanos y gitanas solamente nacieron en el mundo para ser ladrones: nacen de padres ladrones, críanse con ladrones, estudian para ladrones y, finalmente, salen con ser ladrones corrientes y molientes a todo ruedoParece que los gitanos y gitanas solamente nacieron en el mundo para ser ladrones: nacen de padres ladrones, críanse con ladrones, estudian para ladrones y, finalmente, salen con ser ladrones corrientes y molientes a todo ruedo
48px
Loos Latin, Cyrillic Extended
Thin
Men far och mor gingo visst inte och lyckönskade sig till något, utan i stället voro de ganska bedrövade. De voro ett fattigt husmansfolk, och deras ställe var inte mycket större än en trädgårdstäppa. Då de först flyttade dit, kunde där inte födas mer än en gris och ett par höns, men de voro ovanligt strävsamma och duktiga människor, och nu hade de både kor och gässMen far och mor gingo visst inte och lyckönskade sig till något, utan i stället voro de ganska bedrövade. De voro ett fattigt husmansfolk, och deras ställe var inte mycket större än en trädgårdstäppa. Då de först flyttade dit, kunde där inte födas mer än en gris och ett par höns, men de voro ovanligt strävsamma och duktiga människor, och nu hade de både kor och gäss
24px
Loos Latin, Cyrillic Extended
Thin
Acabáronse las vísperas, y la fiesta de Santa Ana, y quedó Preciosa algo cansada; pero tan celebrada de hermosa, de aguda y de discreta, y de bailadora, que a corrillos se hablaba della en toda la Corte. De allí a quince días volvió a Madrid con otras tres muchachas, con sonajas y con un baile nuevo, todas apercebidas de romances y de cantarcillos alegres, pero todos honestos. Pusiéronse a bailar a la sombra en la calle de Toledo, y de los que las venían siguiendo se hizo luego un gran corro; y en tanto que bailaban.Acabáronse las vísperas, y la fiesta de Santa Ana, y quedó Preciosa algo cansada; pero tan celebrada de hermosa, de aguda y de discreta, y de bailadora, que a corrillos se hablaba della en toda la Corte. De allí a quince días volvió a Madrid con otras tres muchachas, con sonajas y con un baile nuevo, todas apercebidas de romances y de cantarcillos alegres, pero todos honestos. Pusiéronse a bailar a la sombra en la calle de Toledo, y de los que las venían siguiendo se hizo luego un gran corro; y en tanto que bailaban.
15px
Loos Latin, Cyrillic Extended
Thin
Quoique ce détail ne touche en aucune manière au fond même de ce que nous avons à raconter, il n’est peut-être pas inutile, ne fût-ce que pour être exact en tout, d’indiquer ici les bruits et les propos qui avaient couru sur son compte au moment où il était arrivé dans le diocèse. Vrai ou faux, ce qu’on dit des hommes tient souvent autant de place dans leur vie et surtout dans leur destinée que ce qu’ils font. M. Myriel était fils d’un conseiller au parlement d’Aix ; noblesse de robe. On contait de lui que son père, le réservant pour hériter de sa charge, l’avait marié de fort bonne heure, à dix-huit ou vingt ans, suivant un usage assez répandu dans les familles parlementaires. Charles Myriel, nonobstant ce mariage, avait, disait-on, beaucoup fait parler de lui. Il était bien fait de sa personne, quoique d’assez petite taille, élégant, gracieux, spirituel ; toute la première partie de sa vie avait été donnée au monde et aux galanteries. La révolution survint, les événements se précipitèrent, les familles parlementaires décimées, chassées, traquées, se dispersèrent. M. Charles Myriel, dès les premiers jours de la révolution, émigra en Italie. Sa femme y mourut d’une maladie de poitrine dont elle était atteinte depuis longtemps. Ils n’avaient point d’enfants. Que se passa-t-il ensuite dans la destinée de M. Myriel ? Quoique ce détail ne touche en aucune manière au fond même de ce que nous avons à raconter, il n’est peut-être pas inutile, ne fût-ce que pour être exact en tout, d’indiquer ici les bruits et les propos qui avaient couru sur son compte au moment où il était arrivé dans le diocèse. Vrai ou faux, ce qu’on dit des hommes tient souvent autant de place dans leur vie et surtout dans leur destinée que ce qu’ils font. M. Myriel était fils d’un conseiller au parlement d’Aix ; noblesse de robe. On contait de lui que son père, le réservant pour hériter de sa charge, l’avait marié de fort bonne heure, à dix-huit ou vingt ans, suivant un usage assez répandu dans les familles parlementaires. Charles Myriel, nonobstant ce mariage, avait, disait-on, beaucoup fait parler de lui. Il était bien fait de sa personne, quoique d’assez petite taille, élégant, gracieux, spirituel ; toute la première partie de sa vie avait été donnée au monde et aux galanteries. La révolution survint, les événements se précipitèrent, les familles parlementaires décimées, chassées, traquées, se dispersèrent. M. Charles Myriel, dès les premiers jours de la révolution, émigra en Italie. Sa femme y mourut d’une maladie de poitrine dont elle était atteinte depuis longtemps. Ils n’avaient point d’enfants. Que se passa-t-il ensuite dans la destinée de M. Myriel ?
Описание

Loos — закрытый гротеск с внушительным количеством начертаний, от Compressed до Extended и от Thin до Black. Простые, но выразительные конструкции, лёгкий контраст штрихов, щедрое внутреннее белое и полуапроши придают шрифту гораздо более дружелюбный характер, чем может показаться на первый взгляд, — он действительно строгий, но с прекрасным чувством юмора и своим собственным голосом.

Важная особенность Loos — ловушки для краски, наконец-то поймавшие краску. В насыщенных начертаниях соединения штрихов смягчённые, чуть залипающие, а в тонких они значительно утолщены — в обоих случаях это придаёт набору почти осязаемое аналоговое звучание.

Этот шрифт вырос из леттеринга для обложки книги Адольфа Лооса «Почему мужчина должен быть хорошо одет». Хотя от первоначальной графики осталось не так много, название по-прежнему уместно — Loos возвращается к модернистским корням, не забывая об опыте прошедшего столетия.

Помимо латиницы и кириллицы, Loos может похвастаться поддержкой грузинской письменности. Мы продаём лицензии на Loos в четырёх вариантах — можно купить латиницу и кириллицу, латиницу и грузинскую письменность, только грузинский набор или сразу три языковых варианта. Консультанты по грузинскому — Александр Сукиясов и Лаша Гиоргадзе.

Features

Символы, чувствительные к регистру, стандартные лигатуры, прописные цифры (маюскульные), старостильные цифры (минускульные), табличные прописные цифры (маюскульные), табличные старостильные цифры (минускульные), дроби, два комплекта стилистических альтернатив, контекстуальные лигатуры, перечеркнутый ноль

Языки

Aзербайджанский (лат), Азербайджанский (кир), Албанский, Английский, Африкаанс, Башкирский, Белорусский, Болгарский, Венгерский, Галисийский, Голландский, Датский, Ингушский, Ирландский, Исландский, Испанский, Итальянский, Казахский, Каталонский, Киргизский, Курдский (лат), Латышский, Литовский, Молдавский (кир), Монгольский (кир), Монгольский (лат), Немецкий, Норвежский, Польский, Португальский, Румынский, Русский, Сербский, Словацкий, Словенский, Таджикский, Татарский, Турецкий, Туркменский, Узбекский (лат), Украинский, Финский, Французский, Хорватский, Чеченский, Чешский, Чувашский, Шведский, Эсперанто, Эстонский

Дизайнеры

Илья Рудерман

Илья Рудерман — дизайнер шрифта, графический дизайнер, преподаватель, живёт и работает в Барселоне. В 2002 году окончил факультет ХТОПП МГУ Печати. Дипломный проект защитил под руководством Александра Тарбеева. В 2004–2005 годах учился на курсе Type and Media в Королевской академии искусств в Гааге. После окончания вернулся в Москву, сотрудничал с изданиями «Коммерсантъ», «Афиша», «Московские новости», «Большой город», Men’s Health Russia. С 2005 по 2007 год работал арт-директором городских путеводителей «Афиши». Затем несколько лет работал арт-директором в новостном агентстве РИА Новости. С 2007 по 2015 годы — куратор курса «Шрифт и типографика» в Британской высшей школе дизайна в Москве. С 2008 го­да активно сотрудничает с западными дизайнерами как консультант и специалист по кириллице. В 2014 году, совместно с Юрием Остроменцким основал шрифтовую студию CSTM Fonts.

Автор шрифтов: BigCity Grotesque Pro, Kazimir, Kazimir Text, Navigo, Permian (шрифтовая система для брендинга города Пермь). Автор кириллических версий шрифтов: Austin, Dala Floda, Graphik, Marlene, Moscow Sans (консультирование), Typonine Sans, Thema.

Юрий Остроменцкий

Графический и шрифтовой дизайнер. Закончил факультет ХТОПП МГУ Печати. Дипломный проект защитил под руководством Александра Тарбеева. Работал в издательствах и дизайн-студиях как дизайнер и арт-директор, с 2004 по 2012 год — ​арт-директор журнала «Большой Город». Спроектировал несколько акцидентных шрифтов для «Большого Города» и несколько оригинальных шрифтов и кириллизаций в соавторстве с Ильёй Рудерманом. Шрифт для журнала BestLife был отмечен на конкурсе «Современная кириллица 2009». В 2004 году совместно с Ильёй Рудерманом, Дмитрием Яковлевым и Дарьей Яржамбек создал сайт DailyType. В марте 2014 года вместе с Ильёй Рудерманом основал студию CSTM Fonts.

Автор шрифтов: RIA Typeface, Kazimir, Kazimir Text, Pilar, BestLife, Navigo, CSTM Xprmntl 01, 02 и 03, Lurk B, Normalidad.

Дарья Зоркина

Дарья Зоркина — графический и шрифтовой дизайнер из Москвы. Получила профессиональное образование в Британской школе дизайна на курсе Graphic design & illustration, обучалась на шрифтовом курсе Ильи Рудермана. Проходила стажировку в студии CSTM Fonts в 2017/18 году. Увлечена каллиграфией, в своей работе старается комбинировать знания о процессе письма с технологическим подходом в попытке найти интересные решения. В область интересов попадают также языкознание и лингвистика, что отражается в экспериментах с не-латинскими письменностями, например с арабским и греческим языками. Применяет свои знания в разработке логотипов, леттеринга, в оформлении пространств и других областях дизайна.

CSTM Fonts

Илья Рудерман и Юрий Остроменцкий (CSTM Fonts)

Графические и шрифтовые дизайнеры. Основатели шрифтовой студии CSTM Fonts (2014) и магазина шрифтов type.today (2016). Закончили Московский Государственный Университет Печати (отделение ХТОПП), где учились дизайну шрифта у Александра Тарбеева.

Позднее Илья Рудерман закончил курс Type & Media в KАBK (Royal Academy of Art) в Гааге. В Москве курировал курс Type & Typography в Британской высшей школе дизайна (2008-2015), работал арт-директором информационного агентства РИА Новости. Автор кириллических версий шрифтов Lava, Graphik, Neutraface и других для студий Typotheque, Commercial Type, Typonine и House Industries. Автор шрифтов Permian, Big City Grotesque, и нескольких корпоративных шрифтов.

Юрий Остроменцкий до 2013-го года работал дизайнером периодики и арт-директором журнала «Большой Город», где использовал авторский леттеринг, впоследствии лёгший в основу шрифта Pilar, выпущенного CSTM Fonts в 2015 году. Автор дизайна книжных серий и логотипов.

Шрифты Остроменцкого и Рудермана были отмечены на конкурсах Современная Кириллица’09, Современная Кириллица’14, Granshan’11, European Design Award’12. Шрифты Kazimir (2015) и Теле2 (2015) студии CSTM Fonts отмечены на международном конкурсе Granshan’15.

Кодовая таблица
Показать всю таблицу
Шрифт в использовании