добавлен в корзину
Журнал

Metal и CSTM Xprmntl 02 в работе: Нати III

Дизайнер Мария Рудакова — о дизайне от Андрея Монастырского и о том, как заставить шрифт работать за тебя

28 декабря 2021 г.


НАТИ (Новый архив тиражного искусства) — инициатива галереи Shaltai Editions; оммаж проекту, который в 1980-х придумали московские концептуалисты: Андрей Монастырский, Лев Рубинштейн и Никита Алексеев. Они упаковывали работы художников своего круга в папки, называя их Московским архивом нового искусства (МАНИ). Каждый участник складывал в конверт свою новую работу или её документацию, а составитель собирал конверты под одной обложкой и писал сопроводительный текст.


1 Папки Московского Архива Нового Искусства


Папки НАТИ устроены так же, но кроме работ московских концептуалистов в них есть и работы современных художников, а по конструкции папка далеко не всегда напоминает привычную архивную, перевязанную верёвкой. Каждая из папок НАТИ производится в партнёрстве с художественной институцией — например, Третьяковской галереей или Пушкинским музеем.


mr

  • Мария Рудакова
  • Дизайнер

Папка

Работа с архивом — это работа с нуля. Нужно придумать конструкцию, не имеющую функциональных аналогов, и надёжно упаковать в неё несколько объектов разного размера.

Мы разрабатывали конструкцию несколько месяцев, но на самом деле она очень простая. Внизу — алюминиевый лист. Работы лежат в полупрозрачных папках из оргстекла, папки (дно + крышка) — на магнитах как у макбука — насаживаются на винты. Над папками — ещё один слой с буклетом и перчатками, крышка которого — алюминиевый лист с общей информацией о проекте: год, список художников и название партнёрской институции (в случае с третьей папкой это Пушкинский музей). Вся конструкция для сохранности фиксируется гайками.

Поскольку тема папки — нарратив, мы решили, что процесс взаимодействия читателя с архивом тоже должен коррелироваться с концепцией куратора. И в нашей конструкции невозможно увидеть последнюю работу, если не просмотреть все предыдущие.

Графический дизайн папки — подписи, обложка и верхняя папка — разрабатывается в последнюю очередь. Когда конструкция была готова и утверждена, я приступила к буклету, чтобы в нём сформулировать графический язык всего проекта и пользоваться им в оформлении папки и выставочного пространства.


25

4

5


Буклет

Когда стало понятно, что конструкция будет сделана из металла и оргстекла, я начала искать шрифт, который бы ассоциировался у меня с этими материалами, — бруталистский и широкий. Я решила поиграть с выключкой по формату — и оказалось, Metal идеально для этого подходит. Я выбрала начертание № 8 — в нём есть некий баланс, оно не слишком растянутое и не слишком узкое. В колонтитулах и крупных кеглях шрифт большую часть работы делает за тебя — даже два слова в строке выглядят хорошо.

Возможно, Metal достаточно сложно читать в наборе. Но мне было важно сохранить айдентику проекта, какое-то общее ощущение, поэтому я не стала выбирать ему пару. Здесь довольно маленькие тексты — я бы не заставила никого читать Metal в большой публикации — он слишком широкий, чтобы проводить с ним больше пятнадцати минут.


6

7

8

9


Борис Гройс «Визит»

Книжку Гройса мы сделали специально для папки, до этого роман издавался без иллюстраций. «Визит» — такой медитативный абсурдистский текст с постоянными повторами. Изначально я хотела, чтобы от страницы к странице все элементы макета пропорционально уменьшались, становясь нечитабельными, но для издателей было принципиально, чтобы хорошо читался весь текст. Поэтому мы упростили графический язык и сделали акцент на повторах — на каждой странице появляются и название текста, и автор.

Xprmntl 02 здесь отлично работает с иллюстрациями Пепперштейна, они очень графичные, и в них — как и в шрифте — много контрастных толщин.


10

11

12


Андрей Монастырский «Trash Poetry»

Монастырский в работе над книгой не участвовал, просто радовался, что тексты издадут. Он прислал вордовский документ, где уже сам сделал дизайн — там были линии, которые идут через весь текст, подчёркивания, отбивки, разные кегли и заголовки, выделенные болдом. Оставаясь наедине с текстом, мне было сложно понять, чем они обусловлены, но я решила сохранить это в макете, превратить интуитивные графические решения Монастырского в дизайнерские. Вместо стандартного шрифта я взяла не слишком моноширинный ASM, он как будто перекликается с эстетикой самиздата, а Монастырский был частью этой культуры.


13

14


Стенд

Все составляющие этого проекта очень разные, не стилистически, а структурно. И эта «разность» в итоге стала нашим основным принципом. Это очень хорошо видно в выставочном пространстве. Каждому из художников отведено по однотипному синему панно, но структура развески и то, как с ней взаимодействует текст, всегда меняется. Неизменными остаются шрифт Metal и выключка по ширине.


15

16

17

19


Команда проекта
Промышленный, выставочный и графический дизайнер: Мария Рудакова
Инженер-технолог: Константин Белозерцев
Руководитель проекта: Валерия Роднянская
Куратор проекта: Антонио Джеуза
Исполнительный продюсер: Сергей Корягин


18





20


Metal студии Pizza Typefaces — нечто среднее между брутализмом и визуальной культурой sci-fi. У шрифта девять начертаний, различающихся по ширине, и короткие выносные элементы, усиливающие его горизонтальность.





21


CSTM Xprmntl  02 Italic Юрия Остроменцкого — контрастный антиквенный курсив со специально спрямлёнными штрихами диагональных знаков и двумя наборами росчерков для прописных. Кроме расширенной латиницы и кириллицы, CSTM Xprmntl 02 поддерживает ещё и грузинский язык.

Упомянутые шрифты