добавлен в корзину

Кириллический, а не кирилловский: аргументы Марии Бурас и Максима Кронгауза

Русскоязычное шрифтовое сообщество спорит о словоупотреблении: наши коллеги из журнала «Шрифт» считают, что вместо слова «кириллический» в некоторых случаях следует говорить «кирилловский», а многие с этим не соглашаются. Мы попросили лингвистов Марию Бурас и Максима Кронгауза высказать свое профессиональное мнение

29 сент. 2020 г.

buras

krongauz

Казалось бы, сугубо дизайнерский спор о словах кириллический и кирилловский Речь идёт о сочетании этих прилагательных со словами, связанными с двумя славянскими азбуками. Прочих сочетаний прилагательного кирилловский, например Кирилловский монастырь или Кирилловская улица, мы вообще не касаемся. представляет безусловный филологический, а точнее, даже лингвистический интерес. Почему вдруг в одном профессиональном сообществе решают заменить привычное слово на непривычное? Честно говоря, ни исторические, ни логические аргументы, приводимые в пользу этой замены, не выдерживают критики. Более того, квалицированное мнение филолога Сергея Монахова, высказавшегося против такой замены, даже не игнорируется, а как бы выворачивается наизнанку и приводится в качестве аргумента за.

Мы ещё вернёмся к этому, а пока просто приведём аргументы в пользу прилагательного кириллический.

Во-первых, оно соответствует более чем вековой традиции.

Вот пример из переписки великих славистов:

Смущают меня только кириллические юсы, предполагающие довольно продолжительный промежуток времени между изобретением глаголицы и изобретением кириллицы… Н. С. Трубецкой
Письма H. H. Дурново (1925)

Во-вторых, прилагательное кириллический имеет прекрасную поддержку со стороны прилагательного глаголический, то есть составляет с ним пару прилагательных, образованных от пары существительных, обозначающих соответствующие алфавиты: кириллица и глаголица. Прилагательное кирилловский из этого ряда выбивается.

Наконец, в-третьих, имеется и логический аргумент. Его, в частности, приводит Сергей Монахов:

Упрощая, можно сказать, что главное смысловое различие между суффиксами -овск- и -ическ- при образовании с их помощью прилагательных от имён собственных заключается в том, что первый указывает непосредственно на деятеля, а второй — на некую абстрактную идею, с именем этого деятеля связанную.

Эту же мысль можно сформулировать и несколько иначе: прилагательное кирилловский отсылает к Кириллу непосредственно, а кириллический опосредованно — через кириллицу. Непосредственная отсылка к Кириллу была бы оправданна, если бы он изобрёл кириллицу, но сегодня практически всё научное сообщество считает иначе: Кирилл создал глаголицу, кириллица же появилась значительно позже и была создана учениками Кирилла и Мефодия, возможно Климентом Охридским. К сожалению, это мнение окончательно утвердилось в науке довольно поздно — в начале XX века, но Трубецкой в 1925 году (см. цитату выше) говорит об этом с абсолютной уверенностью.

Таким образом, с логической точки зрения кирилловской азбукой в буквальном смысле слова следовало бы называть глаголицу, изобретённую Кириллом, но это приведёт к совершенной путанице. Итак, употреблять прилагательное кириллический по отношению к азбуке, буквам, рукописи, шрифту и другим подобным словам логичнее, поскольку оно отсылает не непосредственно к Кириллу, а к кириллице, названной в честь него, но не созданной им.

На этом аргументацию можно было бы завершить, но интересно привести ещё и некоторые исторические сведения, свидетельствующие о том, что прилагательное кирилловский в этом употреблении (то есть применительно к словам, связанным с письмом) древнее.

Вот, например, какие слова присутствуют в Словаре В. И. Даля:

Кири́лловская грамота, кири́ллица, кири́лловщина, та, которую мы пишем.

Другая же азбука описывается у Даля ещё более странными словами:

Глаголи́та, глагóлица или азбука глагóльская, глаголи́тская, глаголити́ческая, южно-славянская древняя азбука и письмо, противопол. кириллица.

А вот ещё примеры из Национального корпуса русского языка со словом кирилловский, относящиеся к XIX веку (слово кириллический в корпусе для этого и более ранних веков не зафиксировано).

Исследователи по большей части шли от изобретения письмен Кириллом и Мефодием и пытались определить: какое письмо изобретено прежде, глагольское или кирилловское? Д. И. Иловайский
Начало Руси (1876)

В кирилловской рукописи этой находятся следы глаголиты, именно две её страницы писаны до половины кирилловскими, дальше глаголитскими буквами, сверх того попадаются в тексте целые слова и выражения, напр. имя св. Климента, изображённое глаголитским начертанием. В. И. Григорович.
Очерк путешествия по Европейской Турции (1848)

Однако традиция подобного употребления слова кирилловский всё-таки прервалась, так же как и традиция слов глагольский или глаголитский, и сегодня оно воспринимается как очень архаичное. Прилагательные же глагольский и глаголитский, по-видимому, просто неизвестны и непонятны современному носителю русского языка. Нельзя исключать, кстати, что вытеснению прилагательного кирилловский прилагательным кириллический способствовал и упомянутый выше логический аргумент.

В заключение хочется вернуться к вопросу о том, почему всё-таки могла возникнуть идея возрождения слова кирилловский и довольно изысканного противопоставления понятий кирилловский и кириллический шрифт, а также обсудить, имеет ли она какие-то перспективы.

В журнале «Шрифт» предложение обосновывается следующим образом:

…слово «кирилловский» указывает на историческую перспективу или на конкретное явление.

и далее:

«Кирилловский шрифт» мы используем для глобализации описываемого явления, для взгляда в перспективу (как прошлого, так и будущего).

Упоминание «исторической перспективы» позволяет предположить, что сторонников нововведения привлекает как раз архаичность и непривычность слова. Это в общем-то понятный эффект высвобождения энергии нового слова, обращающего на себя внимание необычностью, в отличие от слова привычного и в каком-то смысле затёртого. Но надо понимать, что этот эффект очень краткосрочный, потому что новое слово, входя в обиход, быстро теряет энергию новизны, а содержательных аргументов, как мы постарались показать, за это слово просто нет. Иначе говоря, «перспектива» всё же направлена исключительно в прошлое, но не в будущее.

Предложение ввести тонкое смысловое различие между этими прилагательными также не опирается ни на языковую практику, ни на языковую интуицию, к тому же довольно туманно и малопонятно обычному носителю языка.

Наконец, важное соображение, касающееся оценки перспектив нововведения. Дизайнеры, как и другие профессиональные сообщества, вольны менять и создавать свою терминологию, как им хочется, даже если это противоречит общим традициям и нормам. Но как раз узкую терминологию редакторы «Шрифта» предлагают сохранить:

«Кириллический шрифт» — один из группы шрифтов, которые восходят к азбуке, носящей имя Кирилла. Сюда же относятся буквы, глифы, гарнитуры, лигатуры, всё наше дорогое хозяйство, вся наша кухня, то есть все частные случаи кирилловской письменности — кириллические.

Изменения должны коснуться сочетаний со словами алфавит, азбука, письменность и подобных, то есть общеупотребительных. Очевидно, что с этим не согласятся многочисленные лингвисты и филологи, да и все образованные носители языка, для которых языковая привычка — одна из главных составляющих речевого общения.

Контекст

#terminsrach 🤘 “Кирилловский” или “Кириллический”? // Type&Typography, 28 августа 2020 года

Обо всём «кириллическом». Владимир Кричевский // Журнал «Шрифт», 15 сентября 2020 года

Реплика Дениса Машарова // Type&Typography, 15 сентября 2020 года

Открытое письмо редакции Журнал и издательство «Шрифт»!
Илья Рудерман // 23 сентября 2020 года

Кирилловский алфавит и кириллическое завтра
(Открытый ответ Илья Рудерман от редакции журнала «Шрифт») // 25 сентября 2020 года