добавлен в корзину

«Грузинская типографика наверстывает упущенное» Что происходит со шрифтами в Грузии?

Мы выпустили грузинскую версию Graphik и решили узнать, как устроена сегодняшняя грузинская типографика. Что было утрачено в первые постсоветские годы, почему в Грузии легче получить заказ на фирменный шрифт, чем продать качественный тиражный, и что будет дальше — отвечают грузинские дизайнеры

21 янв. 2021 г.

Событие

В июне 2018 года для грузинской типографики произошло важное событие: после долгих лет обмена письмами в мировой стандарт Юникод были добавлены глифы для мтаврули, вида грузинского письма, который можно с натяжкой сравнить с прописными буквами в кириллице или латинице. В современном варианте грузинского алфавита — мхедрули — нет прописных и строчных букв. Всё пишется одним, строчным, регистром. При этом есть стиль, который используется грузинами как капслок, — это как раз мтаврули, в котором нет выносных элементов и все знаки одинаковы по высоте. Он активно используется в современном языке, но в Юникоде для него не было кодировки.

До обновления утвердившего мтаврули в Юникоде уже было три грузинских алфавита: асомтаврули, нусхури и мхедрули. Первые два — древние церковные формы письма, сейчас они в основном используются Грузинской православной церковью, в иконографии, в настенной росписи и вообще везде, где важно подчеркнуть древность, — приблизительно как устав и полуустав в кириллице. В повседневной жизни в основном используется мхедрули — так повелось ещё с XI века, когда этим стилем начали писать большинство нецерковных, секулярных текстов: он проще в чтении.

Фото из Национальных архивов Грузии

В отличие от асомтаврули и нусхури, где есть прописные и строчные, у мхедрули всегда был только один регистр. Лишь в середине XIX века были разработаны гарнитуры с отдельным стилем мтаврули для прописных букв. С использованием мтаврули писатель и педагог Яков Гогебашвили напечатал «Деда эна» — иллюстрированный букварь, по которому полтора столетия учились все дети в грузинских школах. На грузинских пишущих машинках присутствовали и мхедрули, и мтаврули — по аналогии со строчными и прописными в других письменностях. Но начиная с 1920-х годов мтаврули стали использовать только для печати заголовков и для маюскульного письма, когда все буквы в слове написаны прописными.

kozel

«Деда эна», 1876 год. Заголовки набраны мтаврули, он же используется в начале предложений

Мтаврули и мхедрули (сверху и снизу) на витрине тбилисского H&M. Дизайнер фирменного шрифта — Акакий Размадзе

Изначально эксперты Консорциума Юникод были убеждены, что мтаврули — это тот же мхедрули, но в увеличенном написании и без выносных элементов. Изменить это мнение удалось нескольким шрифтовым дизайнерам из Грузии. В многостраничной заявке, направленной в Юникод в мае 2016 года, они приводили аргументы, основанные на истории грузинской письменности и современной практике использования разных стилей. Грузинские пользователи часто сочетают мтаврули и мхедрули. Мтаврули можно встретить на банкнотах, монетах, дорожных указателях, вывесках и этикетках, в книгах и газетах. Но до сих пор, если в одном дизайне присутствовали оба стиля, приходилось создавать два отдельных шрифтовых файла. В новых шрифтах символы мтаврули можно вызвать, применив All Caps.

Мхедрули и мтаврули в Фотошопе

Отставание

«У грузин собственная письменность с многовековой историей, свои традиции печати и типографики, но наша шрифтовая индустрия сильно отстаёт от современных тенденций и грузинские дизайнеры борются за устранение этого отставания», — считает шрифтовой дизайнер Акакий Размадзе, участвовавший в составлении заявки для Юникода. Принятие кодировки для мтаврули — лишь один из необходимых шагов грузинской типографики на пути к современности.

К моменту распада СССР грузинское книгопечатание существенно отставало от западноевропейского, подтверждает профессор Технического университета Гига Хатиашвили, который начинал работать дизайнером в 1990-е: «В первую очередь отставание было обусловлено архаичной технической базой. В советской Грузии было немало интересных книжных художников и иллюстраторов, создававших собственные шрифты — в основном это были каллиграфические работы и акциденция для декоративных целей. Азы построения грузинского конструированного шрифта были заложены в 1940–1950-x годах профессором Тбилисской академии художеств Ладо Григолиа, автором четырёх сотен работ, которые стали классикой грузинской типографики». Кроме Академии художеств, работы велись в тбилисском филиале Всесоюзного научно-исследовательского института технической эстетики.

Работы Ладо Григолиа

После распада СССР произошёл разрыв поколений, многие наработки были утрачены, отмечает Хатиашвили. Один из ведущих специалистов по тиражным шрифтам, основатель и руководитель Лаборатории новых шрифтов Антон Думбадзе мог бы передать свой опыт молодым дизайнерам, но трагически погиб в ДТП. Ещё одной ключевой фигурой был Виссарион Гугушвили, который первым оцифровал ряд грузинских шрифтов и этим способствовал расцвету самиздата в годы перестройки. Гугушвили был премьер-министром при президенте Гамсахурдиа и эмигрировал из Грузии в 1993 году. Хотя другие дизайнеры тоже начали работать над цифровыми шрифтами, ко второй половине 1990-х было оцифровано лишь полтора десятка гарнитур, в основном акцидентных. «Работе мешали постоянные перебои с электричеством. Шрифтами занимались энтузиасты, сидевшие в госучреждениях, куда электричество подавалось более стабильно. Компьютеризация издательств не шла. Спроса на новые шрифты не было, он появился только в 2000-е, с началом экономического роста и развитием рекламного рынка», — рассказывает Хатиашвили, создавший шрифты для первых рекламных кампаний на телевидении.

Все собеседники type.today сходятся во мнении, что даже сегодня в Грузии невелик спрос на качественный шрифтовой дизайн. По наблюдениям Размадзе, многие маркетологи всё ещё считают, что для бренда важен только логотип, а шрифтам не уделяют должного внимания. Хатиашвили ещё более категоричен: «Общее понимание шрифтового дизайна находится на ужасном уровне, большинство графических дизайнеров не умеют работать со шрифтом. Далеко не в каждом издательстве есть сотрудник, который может аккуратно набрать и сверстать текст».

Прогресс и возрождение

«Вслед за крупными компаниями важность шрифтового дизайна поймут и остальные», — уверен Акакий Размадзе. По его словам, типографика, как и другие направления коммуникационного дизайна в Грузии, пережила масштабные изменения за годы независимости. «Интерес к дизайну шрифтов растёт. В отрасли пока не так много людей, но с ростом спроса всё больше студентов будут проявлять к ней интерес», — уверен он. Гига Хатиашвили тоже отмечает рост интереса к шрифтовому дизайну: регулярно проводятся образовательные мероприятия, связанные с типографикой, идёт большая работа по оцифровке шрифтов из старых книг и словарей.

Размадзе отмечает, что пока в Грузии нет специализированных шрифтовых студий, есть только шрифтовики-одиночки. Он планирует создать собственную студию и надеется, что вслед за этим появятся и другие. Среди своих коллег Акакий особо выделяет молодых дизайнеров Лашу Гиоргадзе и Александра Сукиасова, а также опытного мастера Мераба Гецадзе.

C Гецадзе сотрудничает и Манана Арабули, основательница дизайн-студии Black Dog: «Мераб — наш основной исполнитель. В Грузии вообще очень мало шрифтовых дизайнеров, с которыми можно было бы работать, но в наших проектах мы стараемся пользоваться собственными шрифтами». Среди прочего, Black Dog стали пионерами в возобновлении традиций грузинской типографики и восстановлении шрифтов, использовавшихся в XIX веке и начале XX. Для их проекта «Возрождение» дизайнер Малхаз Яшвили нарисовал семь шрифтов, основанных на надгробных надписях в национальном пантеоне на горе Мтацминда.

Семь шрифтов проекта «Возрождение». Дизайнер Малхаз Яшвили

Шрифт для туристического бренда города Кутаиси. Дизайнер Мераб Гецадзе

Акцидентный шрифт на основе леттеринга на плакате грузинского цирка (1950-е). Дизайнер Мераб Гецадзе

Шрифт на основе этикеток из тбилисского Музея шелка, создававшийся для журнала Tabula. Дизайнер Малхаз Яшвили

Дизайнер Лаша Гиоргадзе, который работает в тбилисском агентстве BetterFly DDB, надеется на расширение рынка: «В первую очередь нам не хватает онлайн-ресурсов со шрифтами — сейчас всё очень маленькое и в очень большом беспорядке. Дизайнеры обычно используют бесплатные шрифты, а большие компании готовы платить за разработку шрифта, но не привыкли покупать уже готовые. Лично мне приходится делать новый шрифт для каждого проекта».

Адаптация латинских логотипов, личный проект Лаши Гиоргадзе

«Появляется всё больше грузинских шрифтов, которыми можно пользоваться, — продолжает Манана Арабули, — в том числе благодаря поддержке крупных компаний. Например, банк TBC в третий раз проводит открытый конкурс шрифтов „Картули А“. В 2016 году я сидела в жюри первого конкурса и открыла для себя невероятного Зураба Миминошвили. Он раньше нигде особо не фигурировал, а тут победил сразу в нескольких номинациях. В конкурсе принимались только проекты шрифтов — не готовые файлы. Отобранные чертежи потом оцифровывали в Geo Lab, и сейчас их можно скачать бесплатно. Правда, оцифровка получилась не очень качественной, контуры не всегда на уровне».

Шрифты Зураба Миминошвили, отмеченные на «Картули А» в 2019 году

«Сейчас грузинская типографика навёрстывает упущенное, — подытоживает Акакий Размадзе, — и чтобы движение продолжалось, очень нужны грузинские версии популярных шрифтов». На тбилисских улицах часто можно встретить грузинскую версию Гельветики, которую Размадзе разработал во время стажировки в Monotype. Он же сделал грузинские версии FF Meta и Sabon.

Neue Helvetica Georgian

FF Meta Georgian

Грузинский Graphik

Шрифт Graphik — вариация на тему европейских гротесков и швейцарского леттеринга начала и середины XX века. Он разработан американским дизайнером Кристианом Шварцем из студии Commercial Type. Весной 2020 года у Graphik появилась грузинская версия, спроектированная в студии CSTM Fonts при содействии тбилисского шрифтового дизайнера Александра Сукиасова.

«В проектах, которые делаются на двух языках, нам очень не хватает шрифтов, у которых одновременно качественные латинская и грузинская части, — говорит Манана Арабули. — В латинской части проекта приходится использовать один шрифт, а в грузинской — другой. Чтобы подобрать подходящую пару, уходит много времени. Конечно же, нам нужно больше шрифтов с латинскими и грузинскими символами, поэтому релиз грузинского Graphik — хорошая новость».

preview_image-oY1Y1598HJati0Qu81KELPYGLf-jKRnuzQ

preview_image-u2GkPWcnpzHsYPU1jlvMmPKDlCMOQ-hxtQ

preview_image-pM_HMVe5dAJif1e2WZfJAXX73iinfpGDdA

preview_image-IDPwFidO-ZNMATQ3nwXlS7uqChND00vn-Q

preview_image-mPvM4x1OBmMaEAwsIhJJ5idupiJYxrDhSw

Graphik Georgian. Дизайнер Юрий Остроменцкий (CSTM Fonts), консультант Александр Сукиасов

«Я был рад узнать, что у Graphik будет грузинская версия, — вторит ей Размадзе. — CSTM Fonts сделали чистые формы, очень хорошо, что в файле сразу есть буквы мтаврули. Есть несколько альтернативных глифов, это тоже здорово. Правда, у меня возникло несколько замечаний к контурам».

Манана Арабули тоже согласилась прокомментировать грузинский Graphik: «При первом взгляде на шрифт в крупном кегле мне показалось, что это не моё — буквы слишком фривольные. Но потом я поняла, что это сделано нарочно — чтобы латинский и грузинский набор смотрелись единообразно. В текстовых размерах Graphik стоит отлично: видно, что авторы много работали над тем, чтобы сохранить высокую читабельность, а это редкость для грузинских наборных шрифтов. Мне больше всего нравится жирное начертание».

🇬🇪 Купить Graphik GE
от 4200 ₽ на type.today

Упомянутые шрифты